Буква Ё была предложена к употреблению в 1783 году Е.Р.Дашковой для замены диграфа “io”. Использовалась в переписке Г.Р.Державиным. Появилась в печати в 1795 г. во втором издании книги И.И.Дмитриева “И мои безделки” и далее в 1796 г. в “Аонидах” Н.М.Карамзина *). В эпоху “между Ломоносовым и Пушкиным” на развитие русского языка основное влияние оказывал простой народ: высшие слои общества были франкоговорящими, при этом помещик легко усваивал язык крепостных крестьян. В результате возникло расхождение между литературным и бытовым языком. Так, в отличие от обиходного языка, архаический высокий штиль, основывающийся на церковнославянском языке, не допускал произношения Ё. Судя по рифмовке, у раннего Пушкина Ё следует произносить как Е в таких, например, строках:

И придут времена спокойствия златые,
Покроет шлемы ржа, и стрелы калЕные,
В колчанах скрытые, забудут свой полЕт;
Счастливый селянин, не зная бед,
По нивам повлечет плуг, миром изощренный...

По той же причине у Жуковского Е в некоторых словах – это на самом деле Ё, поскольку рифмуется с О:

И в надежде, в уверенье
Путь казался недалЁк,
“Странник, – слышалось, – терпенье!
Прямо, прямо на восток.
..............................................
Вдруг река передо мною –
Вод склоненье на восток;
Вижу зыблемый струЁю
Подле берега челнок.
...................................................
И вовеки надо мною
Не сольётся, как поднесь,
Небо светлое с землЁю...
Там не будет вечно здесь.

или

Но слышится снова в пучине глубокой
Как будто роптанье грозы недалЁкой...

У зрелого Пушкина тоже появляется рифмовка Ё с О, к примеру, в “графе Нулине” (1825 г.),

Так иногда лукавый кот,
Жеманный баловень служанки,
За мышью крадется с лежанки:
Украдкой, медленно идЁт...

В этих же строках обращает на себя внимание слово “крадется”. Уже на этих примерах видно, что, там где нет спасительной рифмы, произношение Е и Ё в языке не столь далёких от нас времён восстановить достаточно сложно.

Существует распространённое заблуждение, будто Ё ввели большевики. Оно не вовсе беспочвенно – 23 декабря 1917 года было принято постановление об упрощении русского правописания. Пункт пятый предлагал признать желательным, но необязательным употребление Ё, то есть фактически закреплял статус кво.

Вновь вспомнили про букву Ё на волне патриотизма во время Великой Отечественной войны. Приказ Народного комиссара образования от 24 декабря 1942 года делал обязательным употребление Ё в школьной практике. В 1945 году был издан справочник употребления Ё. С ним связана почти детективная история: экземпляр, направленный в библиотеку имени Ленина, по ошибке попал не в то хранилище, откуда затем был списан. В настоящее время справочник лежитв штабелях и недоступен. Это редкое издание ещё можно встретить на книжных развалах.

В современной издательской деятельности заметно движение за утверждение прав Ё. Выходят книги с буквой Ё; несколько газет: “Версия”, “Гудок” и “Путёвая газета” пустили на свои страницы, по словам шеф-редактора “Версии” Рустама Арифджанова, “почти забытую и малоупотребляемую, но такую живую и весёлую букву русского языка”. Особенно часто Ё мелькает на рекламных плакатах.

Так всё же, почему наш сайт принимает участие в этом движении? Есть, как мне кажется, утилитарные причины. Во-первых, это “трудные слова” и слова с неустойчивым произношением. Если в “трудном слове” следует произносить Ё, две точки в виде исключения можно поставить, но как быть в случае Е? К примеру, даже дикторами на радио и телевидении слово афЕра часто ошибочно произносится как афЁра, а слово осЕдлый – как осЁдлый. Кроме того, это произношение иногда меняется с течением времени, и восстановить его бывает возможно разве что по рифмовке, что может давать ошибки (архаизмы, авторские отклонения от правил). В двадцатом веке это проблема отчасти снимается благодаря появлению аудиозаписей. Во-вторых, сознательная или бессознательная работа по сортировке Е и Ё отвлекает внимание, вызывает задержку восприятия, что ещё терпимо в случае прозы, но никак не поэзии.

Но есть и более возвышенные. Ё смотрит на нас со страниц ярких детских книжек. Словами “ёлка”, “ёжик” она напоминает нам, живущим в мире взрослой прозы, о загадочной стране детства. Как мне кажется, поэт берёт на себя сходную роль: он стремится вернуть людям свежесть восприятия того, что их окружает.

Буква Ё по-детски живая и эгоцентричная. Всегда ударная, она сразу бросается в глаза. Эффект выделения Ё возникает уже при первом взгляде на текст: “контрабандные” две точки, как сказал известный специалист по типографике Владимир Кричевский, “разнообразят заунывную картину русского набора, в котором слишком мало выносных элементов” (по сравнению с латинскими шрифтами).

Поэт, хорошо это или плохо, выражает дух своего времени, своего народа. А буква Ё, на мой взгляд, отражает некую особенность русского мировосприятия, с его светлыми и тёмными сторонами. Отказ от Ё, как бы сближающий современный язык с церковнославянским, в котором буква Ё вообще отсутствует, не удобряет ли почву под казённым благочестием и официальной духовностью?

Дмитрий Дубнов

Сайт "Поэзия Московского университета"

http://www.poesis.ru/jo3.html