Вопросы и курьёзы русского ударения

 

Размышления пользователя о словарях русского языка

 

Ударение – важнейший и многоаспектный элемент устного языка. В этой статье речь пойдёт лишь о выделении слога в слове силой голоса или повышением тона, которое на письме (как правило, только в словарях) помечается  знаком – коротким штришком над гласной буквой. Традиция, а вернее сказать, установившиеся правила таковы, что в современных текстах русских книг, газет, журналов знак ударения ставится редко, например, как указатель смыслоразличения: зáмок, мóлодец, ýже, дорогá. Правила русской орфографии предписывают употреблять знак ударения во всех без исключения неодносложных заголовочных словах лингвистических и энциклопедических словарей и в текстах, предназначенных для изучающих русский язык как иностранный; а кроме этого, в определённых случаях, в ряде односложных слов, например, местоимениях чтó, всé для различения их от союза что и наречия всё.

Неправильно поставленное ударение зачастую отличает неносителя русского языка от впитавшего в себя русскую речь с молоком матери человека. Или отличает того, кто вышел из семьи, где за этим следили, поправляли, от того, чьё ближайшее окружение в детстве, подчас из-за той или иной степени невежества, не уделяло этому должного внимания и, в особенности, если в их речи содержались затвержённые слова с ошибочными ударениями. При этом, конечно, велика роль школы, телевидения, радио, кино, театра. Однако вмешивающиеся в процессы обучения и постижение истинного в этой области такие понятия как «языковая глухота» или «динамический стереотип» тоже рождают людей с определённым запасом неверно произносимых слов. И вопрос: как правильно говорить? –  нередко касается такой вот частности – как верно произнести то или иное слово? А это, в подавляющем большинстве случаев, проблема верно или неверно поставленного ударения. Естественно, возникают вопросы и споры, и исчерпывающее решение мы ищем, открывая словари и энциклопедии.

Есть специальные словари на эту тему, например, «Орфоэпический словарь русского языка» под редакцией Р.И. Аванесова (ОрфоэпСРЯ), «Словарь ударений русского языка», авторами которого являются Флоренция Леонидовна Агеенко и Майя Владимировна Зарва. Его первые издания выходили под редакцией Д.Э. Розенталя, а последние под редакцией М.А. Штудинера (СУРЯАЗ); «Русское словесное ударение» – автор М.В. Зарва (РСУ), «Словарь ударений русского языка» Ирины Леонидовны Резниченко (СУРЯР). Навести справки об ударении можно и в «Большом орфографическом словаре русского языка» под редакцией С.Г. Бархударова, И.Ф. Протченко и Л.И. Скворцова (БОС); в «Русском орфографическом словаре» под редакцией В.В. Лопатина (РОС), в «Толковом словаре русского языка» С.И. Óжегова и Н.Ю. Шведовой (ТСРЯ) и целом ряде других.

Именно в словарях гражданин-читатель-пользователь ищет ответ – как правильно или даже как единственно верно произнести слово, а это, пожалуй, более чем на 90% вопрос, на каком слоге поставить ударение? Какой вариант есть высокая литературная норма, принятая в условном сообществе интеллигентных людей России, а какой – сниженный, местный или просто ошибочный случай? Сколько же здесь сломано копий! И часто в простейших словах учёные не могут достичь единодушия.

Куда уж, казалось бы проще, слово ТВОРОГ. Открываем новейший РОС под ред. В.В. Лопатина и видим в этом слове два ударения: твóрóг. В Предисловии к словарю узнаём, что в таком случае допустимо, простите, «ударять» и на первом, и на втором слоге. Однако СУРЯ  и  РСУ дают лишь один вариант – творóг, а в ОрфоэпСРЯ вначале даётся творóг, и доп., то есть допускается произносить твóрог. В БОСе просто дано: твóрог и творóг, то есть авторы вроде бы намекают, что вернее поставить ударение на первом слоге.

За всей этой путаницей обычно следует вопрос пользователя, ну, скажем, диктора радио, телевидения, а то и составителя речей Президента или Председателя Правительства: а как вернее? С чем – таким вот пользователям – идти к слушателю, зрителю? Чтó – литературная норма, а чтó просторечное, местное, сниженное, возможно, и допустимое? Как проверить? Как, откуда узнать?

Попробуем ответить на этот вопрос хотя бы в двух-трёх случаях. Напишем без ударения ассоциацию слов: творожок, творожник, творожный, творожистый, творог. Как видим, если в последнем слове – творог – ещё можно себе представить ударение на первом слоге, то в остальных словах ассоциации сделать это русскому человеку немыслимо, а поэтому ударение падает на второй и третий слоги слова: творожóк, творóжник, творóжистый. А посему ясно, что тонко чувствующий русский язык человек скажет только творóг и никогда не поставит ударение на первом слоге.

Или слова одновременно, одновременный. Встречаются даже профессора и доктора филологических наук, которые говорят одновремéнно. По какой-то причине привыкли к этому и уверились, а что, хуже всего, пытаются и других убедить, что это – литературная норма. Но, увы, это не так, потому что корневое (ключевое) слово в этом сложенном из двух слов слове – время и говорить следует одноврéменно – по модели: своеврéменно, несвоеврéменно.

Приведём ещё одну ассоциацию слов с правильным ударением по единой модели: бронирóванный (покрытый бронёй в отличие от бронúрованный – зарезервированный, напр., место в гостинице), гофрирóванный, плиссирóванный, пломбирóванный, экзальтирóванный, экипирóванный. Как же не хочется быть категоричным, но истина дороже: ошибка-отклонение от вышеприведённой нормы ударения, которое нет-нет да услышишь: гофрúрованный, плиссúрованный, пломбúрованный, экзальтúрованный, экипúровнный в этой ассоциации с головой выдаёт человека, не следящего за правильностью своей речи или умышленно этим пренебрегающий. Разумеется, резкого осуждения достойны деяния авторов ряда словарей, например, СУРЯР, которые подсовывают пользователю два равнозначных варианта: экзальтúрованный и экзальтирóванный. И то, что первым стоит слово с ударением на и, а слово с правильным ударением на о идёт ему вслед, может надоумить пользователя, что вернее именно первое. Словарь д.ф.н. В.В. Лопатина РОС, экономя бумагу, более лаконичен: экзальтúрóванный. Такие-то вот подвохи, загоняющие читателя в тупик! Ну, не устраивает его неправое правило: «хочешь так, а хочешь – сяк». Ему, как минимум, нужен авторитетный совет: а какой вариант предпочтительнее? И чтó – литературная норма, а чтó – то или иное от неё отклонение? В новых словарях этого не найдёшь. А спросишь представителя Института русского языка им. В.В. Виноградова, доктора наук и без пяти минут членкора РАН. Смысл затуманенного ответа обычно сводится к тому, что в русском языке нынче нужно дать свободу широким народным массам и не стеснять их правилами и, в частности, начертанными в словарях однозначно поставленными знаками ударений. «И так можно – и так допустимо. Не стесняйтесь, граждане русскоговорящие! Свобода-вольница – она не только на российском рынке-базаре, но и в святых кладовых русского языка». Есть, увы, граждане с университетскими дипломами, от которых порой услышишь: «Ты почему мне не звóнишь?». А не разболтанность ли это?

Или ещё хуже: продуманная провокация, устроенная «Комсомольской правдой» 24 сентября 2008 года на 20-й полосе в рубрике «Новый русский язык». Там известная своей ненавистью к букве ё Елена Шмелёва – старший научный сотрудник Института  русского языка им. В.В. Виноградова – подстрекает народ России к тотальному уродованию родного языка. Главный заголовок материала гласит: «Скоро нам разрешат говорить «звОнит» и «вклЮчит».   

Один наш ниспровергатель-герострат в 80-е годы прошлого века с его ставропольским говорком бывало изрекал: «Главное нáчать и углýбить, а дальше всё пойдёт, как по маслу». Нáчать – звучит смешно и нелепо. «Начáть и кончить дело!» Нас эта фраза дисциплинирует. Или команда: «Ну, нáчали!»? Попробуйте сказать: «Ну, начáли!» и вас засмеют. Итак, начáть и нáчали – верно, а нáчать и начáли – грубо ошибочно.

Взявшемуся писать об ударении в русском языке нельзя обойти вопрос о том, что в нашем языке есть всегда стоящая под ударением буква Ёё. Её употребление с обязательной постановкой над ней диакритического значка – двух точек, являющихся неотъемлемой её частью, облегчает и существенно ускоряет чтение, а речь звучащую делает безупречной. Если бы такие слова как отведённый, нанесённый, приведённый, осуждённый, упрощённый, манёвры, манёвренный, новорождённый, свёкла, планёр, посажённый всегда печатались без ошибки, то есть с «коронованной», увенчанной точками буквой Ёё, то не смогли бы народиться вот эти нижеприведённые уродцы: отвéденный, нанéсенный, привéденный, осýжденный, упрóщенный, манéвры, манéвренный, новорóжденный, свеклá, плáнер, посажéнный. Однако появляются скорые на решение деятели, которые норовят записать в графу «профессиональный жаргон» этакие, простите, «перлы-пёрлы» как осýжденный,  плáнер, новорóжденный.

Вопросы возникают и при написании и произношении слов: гренадер, афера, бытие, Александр Алéхин – чемпион мира по шахматам, персонаж из «Анны Карениной» русский помещик Константин Лёвин, Киево-Печéрская лавра. К великому сожалению, нередко мы слышим и видим грубейшие ошибки как-то:гренадёр, афёра, бытиё, Алёхин, Лéвин и даже Печёрская, что, конечно, недопустимо.

 Министр связи и массовых коммуникаций Игорь Олегович Щёголев – верно, а И.О. Щеголев – грубая ошибка, потому что существует фамилия Щеголёв!

И приведём один из самых ныне распространённых и актуальных лозунгов:

ВМЕСТО Ёё ПЕЧАТАТЬ Ее – ОШИБКА!

И варианты этого лозунга. Вместо Ёё печатать Ее – политическая ошибка!

Даёшь Ёё русской письменности!

Путём добра и правды введём букву ё в русский язык в полном объёме!

Заметим не без гордости, радости и благодарности настоящим гражданам России – радетелям родного и святого Русского Языка, что пока Институт русского языка им. В.В. Виноградова в течение 20 лет предпринимал и ещё продолжает предпринимать попытки остановить и пресечь Дело кн. Е.Р. Дашковой, Н.М. Карамзина, А.С. Пушкина и многих других корифеев Российской культуры по внедрению буквы Ёё в русскую письменность, ёфицировалась почти вся Россия. Огромную просвещенческую роль сыграли в этом деле журналы «Народное образование», «Вестник Российской Академии наук», «Родина»; «Литературная газета», газеты «Аргументы и Факты», «Правда», «Версия», а также Общество любителей российской словесности, основанное Московским университетом в 1811году и народное движение «Союз ёфикаторов России» (см. сайт в Интернете www.yomaker.ru).   

…Поскольку осознано, что единственная в азбуке всегда ударная буква

Ёё – ЭТО ОДИН ИЗ СИМВОЛОВ МОГУЩЕСТВА РОССИИ.

ВПЕРЁД, РОССИЯ!

С ДНЁМ РОССИЙСКОЙ АРМИИ И ФЛОТА!

С ДНЁМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

С ДНЁМ ГОРОДА, МОСКВА!

С ДНЁМ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ!

ПРИЁМНАЯ ПРЕЗИДЕНТА,

 САВЁЛОВСКИЙ ВОКЗАЛ,

ДАЁШЬ ГОЛ В ВОРОТА КРАСНЫХ ДЬЯВОЛОВ!

ДАЁШЬ ДИМЕ СЫЧЁВУHE IS SYCHOV! БУКВУ Ё НА ФУТБОЛКУ!

НА ВЫБОРЫ ВСЕЙ СЕМЬЁЙ!

ВСЁ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ НОВОРОЖДЁННЫХ В РОССИИ КАЖДЫЙ ГОД!

Такие лозунги, названия и вывески видит народ на улицах Москвы, на стадионах мира и поддерживает полнокровную принцессу, красавицу Азбуки – букву Ёё.

И как приятно оповестить патриотов России и русского языка, что в прошлом году в городе Пермь открыт Памятный знак в честь буквы Ёё.

Это уже третий Знак Почёта Букве Ё в России. А первые два возведены: один в Москве в 2003 году напротив Министерства Иностранных дел, а второй в 2004-м году в Ульяновске – на родине Н.М. Карамзина, И.А. Гончарова, Н.М. Языкова и многих других знаменитых людей России.

27 сентября 2008 года на Ярославском шоссе при въезде в город Королёв закончено возведение памятного знака в виде ракеты на пьедестале, на котором аршинными буквами набрано: КОРОЛЁВ и KOROLYOV.     

«Мы ленивы и нелюбопытны». Крылатое выражение от А.С. Пушкина из «Путешествия в Арзрум». Это Она – лень-то наша окаянная, которую мы прячем за демагогическими словесами, нас стопорит. Лень нам ставить знак ударения. И так прочитают и авось поймут. Но Пушкин и Лермонтов ставили, не ленились. Заботились о читателе, его удобствах, покое, комфорте. Держали высоко марку качества русского языка. Служили Ему верой и правдой. Увы, разболтанность, нерадение, а то и невежество так ярко описанные М. Булгаковым в стенаниях профессора Преображенского, в его упрёках новым русским в «Собачьем сердце» распространились из сферы быта и производства и в область филологии и русского языка. Попробуйте во Франции не напечатать знаки циркумфлекса, ударения или тремá в словах têt-à-têt, citroёn, moёt. Вам тут же, опираясь на закон о защите французского языка, укажут, что вы ошибаетесь, что у вас не всё ладно с французским языком. Или в Испании рискните-ка убрать тильду в названии страны España. Возмутятся глубоко. А у нас? У нас до сих пор нет подобного закона. Можно, безнаказанно кощунствуя, выбросить все авторские, напечатанные при жизни, буквы ё, ударения и заглавные буквы у А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.С. Грибоедова, но в Институте русского языка им. В.В. Виноградова или в Институте лингвистических исследований в Санкт-Петербурге и даже в Пушкинском Доме никто не возвысит голос во гневе праведном.

А ведь это носит массовый характер.

Правительственная «Российская газета» спокойно пренебрегает правилами русской орфографии, а руководству Института им. В.В. Виноградова, увы, недосуг написать туда соответствующее представление-протест. Там много говорят о некой свободе, которая якобы нужна для развития языка. А не свобода ли это – распахнуть ящик Пандоры и запустить по возрастающей процессы неупорядоченности, неопределённости, размывания и загрязнения русского языка, захламления его иноязычной, тюремно-лагерной, обсценной, табуированной лексикой, свобода говорить с нерусскими интонациями и наобум  выбранным ударением.

Словарь ударений и произношения для дикторов телевидения и радио, и думается, для всех граждан, должен содержать однозначные рекомендации, а вовсе не набор вариантов: и так можно, и сяк – допустимо. Телевидение, радио, кино, театр – мощнейшие средства преподавания русского языка, синхронизации нормативного литературного русского произношения не только в России, но и во многих странах мира.

Когда же видишь в ином, якобы авторитетном, словаре только пересóленный и  недосóленный, в то время как предпочтительный вариант: солёный, пересолёный вовсе отсутствует, становится грустновато. Годы идут, и именно из-за словарной неразберихи, сложившейся в России не без участия учёных-лингвистов из академических институтов Москвы и Санкт-Петербурга, у нас так и не закрепилось правильное произношение слов: вéчеря, по средáм (о дне недели), баловáть(ся), избалóванный, языковáя (ошибка) и языкóвая (колбаса) , гренадéр, афéра и т.д. Или: в каком случае (контексте) следует говорить знáмение, а в каком, быть может, и  знамéние? И всё это не с потолка, а из респектабельных словарей. Привлечено их более тридцати. Исчерпывающий ответ о знамении находишь лишь в одном – у великого Владимира Ивановича Даля, прочитав почти страницу, набранную петитом.

Любопытную ошибку расплодили словари ударений русского языка и в том числе новейший к.ф.н. И.Л. Резниченко. Читаем на букву Ш.

ШÁБАШ – (субботний отдых, предписываемый иудейской религией; в средневековых поверьях: сборище ведьм; неодобр. Неистовый разгул).

Однако спросим: «А почему в Вашем словаре, г-жа Резниченко, отсутствует слово ШАББÁТ, что как раз в переводе с иврита на русский и означает день недели субботу, а заодно и субботний отдых, предписываемый иудейской религией?»

Кстати, очень похоже звучит суббота на арабском – СéБАТ.

Хотелось бы думать, что сделано это без злого умысла, а произошло по простому недомыслию, некомпетентности, и автор не заражён бациллой антисемитизма.

Многие толстенные словари ударений, и в том числе только что упомянутый, обходятся без слова книгопродавец. Думается, что помехой явился А.С. Пушкин со своим стихотворением «Разговор книгопродавца с поэтом», которое он опубликовал в 1825 году как предисловие к первой главе романа «Евгений Онегин». Ударение в этом слове у А.С. Пушкина – книгопродáвец. В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой это слово с пушкинским ударением имеет помету устар. Сделаем предположение, что Поэт употребил его как аллюзию на слово христопродáвец. Но в наше время вдруг назвать книготоргóвца книгопродáвцем, а не книгопродавцóм явно звучит как оскорбление. Однако ряд словарей настаивают лишь на варианте книгопродáвец и без всякой пометы. Что это – небрежность или недопонимание?

В противовес такой «ударной» неопределённости и ошибкам появляются работы, стремящиеся снизить «накал и разгул энтропии» и навести порядок в этом серьёзнейшем деле. В частности, – «Карманный словарь правильных ударений». Его автор О.И. Дружбинский, имеющий 30-летний стаж работы диктором на радио и телевидении и преподавателем риторики, а также христианским проповедником, собрал под одну обложку почти все наиболее трудные ударения слов устной русской речи.

В результате осуществился труд, в котором, как пишет автор, «каждому слову дано одно единственное ударение, что соответствует культурной русской речи (литературной норме)». И ныне это один из немногих словарей, которому можно верить и рекомендациям которого может смело следовать человек, идущий выступить перед любой русской аудиторией.

Автор далёк от мысли навязать всем говорящим на русском языке лишь эти модели и образцы произношения и ударения, хотя мечтает об этом. Но на чём он не может не настаивать – так это на обязательности взвешенного,  научного подхода к проблеме ударения в русской речи. 

А это означает, что должно быть исключено применение в заголовочном (заглавном) слове орфографических, толковых, орфоэпических словарей двойного сильного ударения по типу: твóрóг, одноврéмéнный, обеспéчéние, экзальтúрóванный. Во многих же словарях это сделано, но чтó делать нельзя категорически и чтó является антинаучным и подрывает основы русского языка. Такая в данном случае раздвоённость – дуализм, определяется в философии словом амбивалентность, когда объект вызывает одновременно два противоположных чувства, например, симпатию и антипатию. А годится ли вносить подобную путаницу и неразбериху в такие вполне прагматические книги как словарь ударений или словарь орфографический? Думается, что важнее всего для пользователя, чтобы словари были предельно чёткими, утилитарными справочниками.

Читатели-пользователи словарей, в особенности несущие в народ в телеэфире или радиоэфире или со сцены театра или с экранов кинотеатров звучащее слово: политики, речеписатели политиков, актёры, дикторы, ведущие программ ТВ и радио, преподаватели школ и высших учебных заведений должны получать из словарей, а тем более академических, чёткую информацию о возникновении вариантов ударения, из которой, как правило, можно сделать вывод, какое именно ударение следует предпочесть гражданину, строго следящему за правильностью своей речи. Помогли бы пометы к словам, например: высокое, редкое, жаргонное, книжное, литературное, областное, просторечное, профессиональное, разговорное, устарелое. А может быть, и помета рек., что могло бы означать: «Институт рекомендует».   

В словарях должна быть выстроена ясная и понятная читателю иерархия предпочтений, нисходящая от высокой, скажем условно, интеллигентной или литературной нормы к просторечному, местному, областному говору-узусу или некоему профессионализму: добЫча – дОбыча, кОмпас – компАс, Здесь, наконец-то, поаплодируем к.ф.н. И.Л. Резниченко. Для этих слов исчерпывающее разъяснение всё-таки дано. Но этого не сделано в других словарях, например, у д.ф.н. В.В. Лопатина.

И чтó безусловно недопустимо и есть грубое отступление от правил издания словарей и энциклопедий – это то, что в толкованиях слов и в примерах вымарана, исключена буква ё. Она заменена на совершенно иную букву е. Более того, в заглавии словника на буквы Е и Ё вопреки Правилам и здравому смыслу, в ряде словарей стоит лишь буква Е. Авторам словарей взять бы «Евгения Онегина» да прочитать (глава 5, строфа XXIV): «Татьяна в оглавленьи кратком // Находит азбучным порядком // Слова: бор, буря, ведьма, ель, // Ёж, мрак, мосток, медведь, метель // И прочая…»

Грамотный русский человек, разумеется, понимает, что слово ёж «азбучным порядком» может идти после слова ель только в одном случае, – если в русском алфавите – азбуке, буквы расположены: а, б, в, г, д, е, ё, ж, з, то есть ё идёт после е, и буквы эти не смешаны цинично неким миксером в одну кучу, как у д.ф.н. В.В. Лопатина, который А.С. Пушкина читал и даже кое-что знает наизусть, но вот эту подсказку Гения, увы, предпочёл не заметить. А посему в его словарях ёж стоит перед елью, то есть седьмая буква расположена не за, а перед шестой. И гений, корифей, наше всё – А.С. Пушкин – ему не указ!  Не указ ему (д.ф.н. В.В. Лопатину) и все остальные документы и правила, в которых чётко написано, что Ёё седьмая буква русского алфавита, состоящего из 33-х букв.   

А ведь словари д.ф.н. В.В. Лопатина и к.ф.н. И.Л. Резниченко может купить и неноситель русского языка. Впрочем, и носителю, природному русскому, с Ними очень некомфортно. Застрельщиком и пионером в самом худшем смысле этих слов, к сожалению, выступает фундаментальное сочинение «Большого академического словаря русского языка», издаваемого в Санкт-Петербурге под руководством д.ф.н. А.С. Гердта и ныне появился уже 9-й том из 30-ти запланированных. Погружаясь в чтение таких, с позволения сказать, справочных книг, чувствуешь себя человеком, на которого смотрят свысока, над которым подсмеиваются и унижают, подсовывая елки, ежиков, емкости, ерников, ершиков, ворье, жилье и жулье. Уж более 10 лет находятся эти уважаемые, остепенённые лингвисты-лексикографы  под огнём аргументированной и резкой критики, но с них, как с гуся вода.

Уважаемые господа учёные-антиёшники! Позвольте дать вам совет.

Если вы равнодушны, если вам нипочём, когда вас критикуют, насмехаются над вами, обвиняют в наплевательском отношении к русскому языку и антипатриотизме, – продолжайте не печатать букву ё,и вы ещё и ещё – и сполна! преуспеете в своём невежестве. А вот если вы прозреете и станете букву ё печатать, неужели же найдётся хоть один, кто бросит вам упрёк? Никто ведь не захочет прослыть недотёпой, а то и адиётом.     

Слава Богу, что среди этой лингвистической анархии и вседозволенности есть солидные Словари, в которых буква Ёё в чести и неуклонно напечатана в толкованиях слов и примерах – это: «Большой толковый словарь русского языка» автора, руководителя проекта и главного редактора д.ф.н. С.А. Кузнецова, «Большой словарь иностранных слов» д.ф.н. А.Н  Булыко, «Толковый словарь русского сленга» к.ф.н. В.С. Елистратова; «Русский семантический словарь» под редакцией академика Н.Ю. Шведовой и  «Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, в котором имеется на букву Ё отдельный словник, содержащий 12 слов. Огромное спасибо Вам и Вашему коллективу, многоуважаемая Наталья Юльевна!        

Руководство Института русского языка им. В.В. Виноградова возглавляет кампанию по «обезглавливанию» русских текстов, то есть по истреблению в русском языке диакритических знаков. И даже даётся объяснение, будто бы надстрочные знаки не в традициях русского письма и чужды ему. Спрашивается, ну зачем потчевать такой напраслиной современную молодёжь и вводить народ в заблуждение? Это же легко опровергается, если заглянуть в любую светскую книгу, напечатанную в России до 1708 года, или открыть в Православном храме современную книгу на дореформенной кириллице. 

 В Институте не в чести, а просто в загоне знак ударения, например, в фамилиях (Óжегов, Козáк, Калинá, Ивáнов, Новикóв, Александрóв), в топонимах (чего стóит без ударения дорожный указатель «Варварские ворота» в Москве на Старой площади); зажжён красный свет перед полноценной, то есть с точками над нею, буквой ё. Гете, Шредер, Катрин Денев, Мирей Матье, Кельн, Гетеборг, серфинг, керлинг, а требуется: Гёте, Шрёдер, Денёв, Матьё, Кёльн, Гётеборг, сёрфинг, кёрлинг; газеты печатают передохнем вместо передохнём; книги – минет вместо минёт; повсеместно встречаешь, например, на улицах Столицы букву и краткое без «шляпки»: моика вместо мойка, саиты вместо сайты. Пример объявления: «СОЗДАЕМ САИТЫ».

Вплотную к проблеме диакритики стоит и проблема употребления заглавной буквы. Огромная тема, но приведём лишь один пример уродования А.С. Пушкина.

«Евгений Онегин», глава седьмая, строфы XXIX, XXX. «Вот север, тучи нагоняя,//Дохнул, завыл – и вот сама//Идёт волшебница Зима»; «Блеснул мороз. И рады мы//Проказам матушки Зимы». Именно так у Александра Сергеевича! И спрашивается, кто же дал право к.ф.н. И.Л. Резниченко на стр. 238 «Словаря ударений русского языка» написать: «…Проказам матушки зимы»? По моему мнению, это всё равно, что написать со строчной буквы Спаситель или Богородица.

В Институте русского языка, в частности, прочно забыты заветы академика В.В. Виноградова и д.ф.н. В.М  Панова о важности ударения и необходимости, обязательности буквы Ёё в русском языке. Неужели стёрлось в памяти, что именно в МГУ, где на кафедре русского языка служил профессор В.В. Виноградов, получили «добро» разработчики «Приказа о введении обязательного употребления буквы ё в школьной практике».  Народный комиссар просвещения РСФСР В.П. Потёмкин подписал и обнародовал 24 декабря 1942 года этот приказ, который действует поныне. А изданный в 1945 году под эгидой образованного в 1944 году Института русского языка – ИРЯЗа, справочник «Употребление буквы Ё»? Или загляните в работы В.В. Виноградова о творчестве А.С. Пушкина. Там, в стихах Поэта, буква ё рукой самого академика коронована диакритикой. Будучи директором Института языкознания АН СССР акад. В.В. Виноградов отредактировал и подготовил к печати работу И.В. Сталина «Относительно марксизма в языкознании», изданную в 1950 году с регулярно напечатанной буквой ё.

Руководство и коллектив Института русского языка им. В.В. Виноградова обязаны быть контролёрами грамотности в стране. Они должны строго и авторитетно спрашивать с руководителей масс-медиа за допускаемые их органами и персоналом грамматические ошибки, но этого и в помине нет. Зато в Институт можно позвонить и спросить, а нужна ли в газете, журнале, книге ударная и смыслоразличительная буква ё и вам категорично ответят: «Она не обязательна. В общем-то, конечно, не нужнá».

 И ещё: духовная и патриотическая составляющая в деятельности Института ныне кажется утраченной. Остаётся лишь сожалеть, что Институт фасадом и парадными окнами выходит на Храм Христа Спасителя.

Госпожа И.Л. Резниченко, опираясь лишь на громкие и авторитетные грифы в своём словаре и на броскую фишку на обложке «Словари XXI века», игнорируя науку о русском языке, рекомендует пользователям на их выбор, вкус и уровень интеллекта два варианта ударения в одном и том же слове: бáржа – баржá, комбáйнер – комбайнёр, обнарýжение – обнаружéние и наконец, даже: обеспéчение – обеспечéние.

И мы видим не только весьма забавный, но и грустный результат: 7 сентября 2008 года, как раз накануне Дня грамотности Президент Д.А. Медведев произносит обеспéчение, а Председатель Правительства В.В. Путин – обеспечéние. Ведь это же негоже. И чтó, в этом случае народ должен безмолвствовать? Я, например, сторонник однозначности при постановке в речи ударения и молчать не собираюсь. Следует знать и помнить, что народ всё это замечает и судачит о чьей-то ошибке, неграмотности (безграмотности), хотя оба руководителя России выпускники почтенного университета. Кто виноват? В ряде словарей, например, у того же д.ф.н. В.В. Лопатина начертано обеспéчéние. А буквально рядом стоят слова, опровергающие эту двойственность: обеспéчить, обеспéчивание, обеспéченность, обеспéченно.

Действуют же Аппараты Президента и Председателя Правительства. В обоих Аппаратах есть службы русского языка, корректоры, спичрайтеры, которым бы взять за правило следить, как, простите, «озвучивают» их творения высокие их «подопечные», и скажем без обиняков, – они же и мишени для всякой, лингвистической в том числе, критики и в России, и за границей.

Уважаемые создатели речей для персон из самых верхних эшелонов власти, будьте бдительны! Как минимум, не пользуйтесь словарями г-жи И.Л. Резниченко и г-на В.В. Лопатина. Увы, словари эти – суть такие справочники, которые способны в огромном числе случаев ввести в заблуждение ничего не подозревающего или легковерного пользователя.

Неизвестно, кому первому пришла в голову эта не столько безумная, сколько обскурантистская идея – ставить двойное ударение в одном слове. Однако ясно, что Некто пошёл дальше: он осуществил её синхронизацию в научных кругах России, которые корпоративно, тесно привязаны друг к другу делами-гешефтами публикаций, защиты диссертаций, профессорских званий и т.п. А кому неизвестно, что беспринципное сотрудничество ведёт к измене Клятве честно служить Науке.

И всё же, и всё же…Я настаиваю и требую, чтобы наука о русском языке была Наукой, служила русскому народу верой и правдой и была опорой нашей Державы.

И никому не следует забывать, что русский язык – это, наряду с такими фундаментальными, основополагающими понятиями, как суверенитет Российской Федерации и целостность Её территории, – есть важнейший государственный приоритет.

 

 

 

Виктор Трофимович Чумаков, член Межведомственной комиссии
по русскому языку, редактор журнала «Народное образование»,
член Союза писателей России, член партии «Единая Россия»

 

 

Тел.: (495) 689-44-59
yo-maker@yandex.ru
www.yomaker.ru

 

08.10.2008