СПРАВКА О ПОДРЫВЕ РУССКОГО ЯЗЫКА*

* Справка написана на основании сведений, предоставленных мне вскоре после развала Советского Союза моим однокашником -  ныне, к сожалению, уже  покойным полковником Комитета государственной безопасности СССР.

Гарвардский университет США по договору со спецслужбами (ЦРУ и др.) в середине 80-х годов XX века разработал Программу подрыва русского языка в СССР и других странах мира как один из пунктов в пакете программ по развалу СССР и России, а именно: смена политического режима, ослабление военного могущества, дробление территории на мелкие государства, перевод новообразованных стран в экономически зависимое от США и стран НАТО положение и т.п.
Основные пункты Программы подрыва русского языка.
1. Перевод русской письменности на латиницу – как это намечалось ещё раньше в 20-30 годы XX века. Необходимость этого, якобы, диктуется ширящейся в мире глобализацией и такое изменение в русской графике позволит России (СССР) легче войти в мировое сообщество. Цитата: «Переход русского языка на латиницу неизбежен. Это непременное цивилизационное требование общемировых процессов глобализации»,– заявляет (и это напечатано в России, в Москве, в 2001 году) весьма титулованный в российской гуманитарной науке, бывший директор Института этнологии и антропологии РАН им. Н.Н. Миклухо-Маклая, член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов. «Я полагаю», – продолжает он, – «что глобализация и компьютеризация нашей жизни в конечном счёте приведут к тому, что в нынешнем столетии на латинский алфавит перейдёт и русская письменность. Кириллица устарела уже и для славянских языков». И кажется никто, кроме меня, тогда не выступил с отповедью этому деятелю. Замечу в скобках, что одна буква такого текста стоит 50 долларов США.
2. Внедрение и легализация в письменном и устном языке ненормативной лексики: мата, тюремно-лагерного языка (фени), языка хиппи, разного рода жаргонов, арго и т.п. Прямо скажем, что «успехи» здесь достигнуты впечатляющие и в СМИ, и в кино, и в книгоиздательстве, и в потоке кандидатских и докторских диссертаций.  
3. Внедрение в русский язык иноязычной, в основном американо-английской лексики, которую в большинстве случаев можно было бы заменить русскими словами, но на такую деятельность наложено табу в ведущих языковых институтах России. 
4. Внесение перманентно изменений в русскую орфографию и пунктуацию. Попытка Института русского языка им. В.В. Виноградова ввести в употребление 1999 году Свод правил русской орфографии и пунктуации, в частности, с вариантом  азбуки из 32 букв, то есть без буквы «ё», и дальнейшие попытки уменьшить число букв в русском алфавите, например, за счёт объединения в один знак мягкого и твёрдого знаков, уменьшить число слов, начинающихся с заглавной буквы, уменьшить применение знака ударения и т.п. Эту антинаучную, крайне вредную для России и русского языка позицию Институт продолжает занимать и в настоящее время, а поэтому обращаться к нему за справками: как писать и говорить по-русски, весьма опасно. 
5. Внедрение в языковых институтах России идеи, что русский язык настолько велик и могуч, что не требуется никакого законодательного, административного и т.п. противодействия вышеперечисленным пп. 1-4, поскольку сам наш язык способен всё преодолеть и выйти из борьбы ещё более окрепшим и могучим. Эдакое безосновательное убаюкивание.
К сожалению, мои попытки ввести в Закон о Государственном языке РФ пункты: графикой русского языка является кириллица и в русском алфавите – азбуке – 33 буквы, реализован лишь на 50 %. Пока пункт об азбуке из 33 букв в закон не введён. Надежду вселяет то, что с 27.11.2007 года Администрация Президента РФ начала использовать в текстах букву «ё» в полном объёме (См. сайт www.president.kremlin.ru).

Виктор Трофимович Чумаков,
член Межведомственной (правительственной) комиссии по русскому языку,
редактор журнала «Народное образование»,
член Союза писателей России, председатель Союза ёфикаторов России.

 www.yomaker.ru, (495) 689-4459